• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

28 мая в Ассоциации Менеджеров России при информационной поддержке журнала «Мир MBA» состоялось заседание Отраслевой комиссии по бизнес-образованию АМР на тему «Рейтинги школ бизнеса как фактор формирования рынка»

Рейтинги школ бизнеса как фактор формирования рынка

Целью Заседания было обсуждение проблемы рейтингования российских бизнес-школ и значимости тех или иных критериев при составлении рейтингов, а также обсуждение составляемого ежегодно журналом «Секрет Фирмы» рейтинга программ MBA российских бизнес-школ.

Мир МВА-1В мероприятии приняли участие представители более 20 российских бизнес-школ, в том числе таких школ бизнеса как: Высшая школа бизнеса МГУ им. М.В.Ломоносова, Московская школа управления СКОЛКОВО, Школа бизнеса и международных компетенций МГИМО, Высшая школа международного бизнеса РАНХиГС, Международный институт Московской школы социальных и экономических наук (МШСЭН) РАНХиГС/Kingston University, Московская международная высшая школа бизнеса МИРБИС, Институт делового администрирования и бизнеса Финансового университета при Правительстве РФ, Школа бизнеса Всероссийской академии внешней торговли, Международный институт менеджмента ЛИНК, Высшая школа бизнеса ГУУ, Бизнес-школа МФЮА, Банковский институт НИУ ВШЭ, Бизнес-школа ИМИСП, Евразийская высшая бизнес-школа, Школа бизнеса Синергия, Институт дополнительного профессионального и бизнес-образования МЭСИ, Moscow Business School, и другие. Также в Заседании приняли участие авторы рейтинга программ MBA, который ежегодно публикуется в журнале «Секрет фирмы» ИД «Коммерсантъ», представители журнала «Мир MBA» и члены Торгово-Промышленной Палаты РФ.

Открыл Заседание Сергей Васильевич Пятенко, председатель Отраслевой комиссии по бизнес-образованию АМР, Генеральный директор Экономико-правовой школы ФБК: «Следующим этапом развития рейтингов в сфере бизнес-образования будет стратификация различных рейтингов, но этот вопрос будет на повестке дня лет через 10. Только тогда, когда будут отлажены рейтинги при участии сотни бизнес-школ России, можно будет их классифицировать по каким-либо признакам. Сегодня же рейтинги всех интересуют, им хотят доверять, но достаточно спорно и сложно выбрать критерии для рейтингования, которые бы всех устраивали. Проблемы везде одни и те же – и в Европе, и в странах нашего уровня развития, поэтому надо попытаться использовать чужой опыт, и, в то же время, сохранять некоторые свои особенности, которые отражают реально то, что сейчас происходит в сфере бизнес-образования. А мы видим, что рынок бизнес-образования сегментируется, появляется ситуация, когда начинается брожение, и нужно понимать, кого мы готовим – мыслителей от образования и от бизнеса, или менеджера, которому надо вдолбить жесткие и мягкие навыки, чтобы это был нормальный кадровый офицер регулярной армии, которого можно оставить в бизнесе, и он работает».
Продолжили выступление Владислав Коваленко, редактор отдела «Исследования и рейтинги и Юлия Фуколова, редактор отдела «Персонал» журнала «Секрет Фирмы», которые рассказали об особенностях рейтинга программ MBA, который ежегодно публикуется в журнале «Секрет Фирмы» в течение уже семи лет.

Владислав Коваленко, редактор отдела «Исследования и рейтинги» журнала «Секрет Фирмы» рассказал об особенностях методологии, критериях и маркетинговых возможностях использования рейтинга: «За годы составления рейтинга методика более-менее стабилизировалась.  Ранее перед нами стоял вопрос, каким должен быть рейтинг. Бизнес-образование  – сложный объект для рейтингования, поэтому возникло множество вопросов: какие критерии брать,  и насколько они равнозначны в своем влиянии на итоговую оценку бизнес-школ. Сложность заключалась в том, что бизнес-школы предлагали разные критерии, которые могли бы продвинуть именно их школу в этом рейтинге повыше. Например, считали важными такие критерии как: возраст бизнес-школы, наличие международной аккредитации и т.д. Поэтому мы пошли другим путем и дали выпускникам право самим решать, какие критерии для них более, а какие-менее важны при оценке программ MBA. Сегодня мы используем 10 критериев («рост зарплаты после обучения», «требовательность преподавателей к слушателям», «скрупулезность  отбора при поступлении», «полезность связей, установленных при обучении», «уровень преподавания теории», «инфраструктура школы», «уровень приобретенных практических навыков», «изменение в карьере после обучения», «корреляция стоимости программы с качеством обучения», «срок возврата инвестиций в обучение» - прим.ред.). Выпускники оценивают каждый из критериев и их вес (значимость) в общей массе. Таким образом, мы используем две матрицы: первая это оценка критериев, другая – оценка важности каждого из критериев. Итоговый балл по школе определяли путем умножения веса критерия на оценку каждого из критериев. Таким образом мы решили проблему объективности при составлении нашего рейтинга. Мы, как исследователи, не имеем возможности увеличивать или уменьшать веса каких-то критериев, менять позиции школ в рейтинге. В процессе рейтингования мы используем разнообразные статистические приемы, которые направлены на то, чтобы увеличить достоверность исследования, потому как мы имеем дело не с выручкой, а с субстанцией такой непостоянной, как впечатления выпускников о школе. Таким образом, мы полностью независимы  от желания объектов рейтингования присутствовать или отсутствовать в нем». Владислав Коваленко также подчеркнул, что «рейтинг является своеобразным маркетинговым инструментом по сбору впечатлений от обучения слушателей» и призвал бизнес-сообщество активно им пользоваться.

Юлия Фуколова, редактор отдела «Персонал» журнала «Секрет Фирмы» подробно рассказала о том, как сами выпускники отзываются о бизнес-школах, которые они окончили, потому как в анкете предусмотрено свободное поле, где можно оставить отзыв. Основные замечания выпускников, по словам Юлии Фуколовой, заключаются в следующем: «Главное замечание выпускников состоит в том, что, по их мнению, диплом программы MBA не обладает той ценностью, которая декларируется на рынке труда. Другое замечание состоит в том, что школа принимает на обучение всех, без отбора, в итоге слушателям приходится «сидеть в разношерстной компании».  Отдельная группа замечаний связана с содержанием обучения. В частности, выпускники говорят о том, что теории в избытке, а кейсы не актуальны, без учета реальной ситуации рынка Слушатели хотят быть ближе к преподавателю, не хватает коучингового подхода. Если в западных школах споры – это нормальное явление, то в российских бизнес-школах это не допускается».

Среди положительных моментов Юлия Фуколова отметила то, что «многие слушатели во время или после обучения меняют профессию, переходят работать в другую отрасль или создают собственный бизнес», а также то, что «большая часть слушателей готова порекомендовать свою бизнес-школу коллегам». Немаловажным моментом, по словам Юлии Фуколовой, является «создание бизнес-школой бренда, к которому хотелось бы быть причастным».

Юлия Зыкова, главный редактор журнала «Мир MBA» в своем выступлении затронула тему репутации бизнес-школ: «Репутация бизнес-школы – это ее нематериальный актив, и негативная оценка в рейтинге влияет на общее доверие к бизнес-школе и ее деловую репутацию. С другой стороны, репутация бизнес-школы, а, равно как и качество образовательных услуг, могут быть оценены по примеру оценки репутации корпораций, рейтинги которых ежегодно составляются Price Waterhouse Coopers, журналом Fortune и другими исследовательскими агентствами. Параметрами для оценки репутации бизнес-школ могут являться: исследовательская деятельность, публикации преподавателей в международных изданиях,  наличие международной аккредитации, интернационализация, финансовые показатели деятельности, инфраструктура и другие параметры. При выборе или разработке критериев оценки можно обратиться к опыту рейтингования университетов мира QS или Times Higher Education».

По мнению Юлии Зыковой, «комплексная оценка бизнес-школы позволит преодолеть понятийный плюрализм российского рынка бизнес-образования, так как оценивать отдельные программы MBA в России при их существующем разнообразии на рынке нецелесообразно. При этом оценка бизнес-школы должна проводиться со стороны академического сообщества, выпускников и всех заинтересованных сторон».

В рамках дискуссии удалось выяснить, как участники рынка бизнес-образования относятся к рейтингу программ MBA журнала «Секрет Фирмы» и к рейтингам в целом, и какие критерии, по их мнению, следует учитывать в процессе рейтингования бизнес-школ и программ MBA.

Мир МВА-2Александр Федорович Пушко, заместитель директора Банковского института НИУВШЭ считает, что «работа журнала «Секрет Фирмы» в той части, которая дает отзывы слушателей весьма полезна, и было бы хорошо, если бы был налажен канал снабжения бизнес-школ такой информацией. Судить же о качестве образования по данным рейтинга журнала «Секрет Фирмы» я бы не стал, так как складывается такое впечатление, что это не рейтинг бизнес-программ, это – рейтинг впечатлений. С моей точки зрения, это абсолютно разные вещи. Нужен более фундаментальный подход. И мы должны договориться об общем подходе, общих критериях оценки, которых пока нет. Все мы знаем, что важный вклад в оценку качества образования на западе делают работодатели. Например, институт CFA ежегодно опрашивает более 2000 крупнейших работодателей и экспертов от бизнеса в своем профиле для того, чтобы дать оценку бизнес-школы. Я думаю, что такая оценка более взвешенная, и подобный опыт надо использовать».

Сергей Александрович Щенников, ректор Международного института менеджмента ЛИНК считает, что «стремление сделать рейтинг журнала «Секрет Фирмы» прозрачным, стремление технологизировать и каким-то образом его изменять – это, наверное, максимум того, что мы можем сделать в настоящее время. Рейтинг журнала  «Секрет Фирмы» - это реально работающий рейтинг». По мнению Сергея Александровича, «сейчас мы подошли к такому этапу, когда можно замахнуться на некоторые методологические концептуальные основания рейтингования в российском пространстве бизнес-школ. Что касается рынка бизнес-образования в мире в целом, то рынок стагнирует, в России ситуация усугубляется тем, что наш рынок монополизирован. Монополизация никак не способствует выходу из кризиса, в то время как бизнес-образование нуждается в инновациях.  Необходимо понимать, в рамках каких концептуальных моделей строятся рейтинги - постиндустриальные модели, либо это старые университетские модели, т.е. выбор критериев оценки строить на опыте 300-летней давности, или же на новых инновационных подходах и т.п. Необходимо найти свои собственные концептуальные основание и свои собственные концептуальные подходы к разработке рейтингов».

Анна Леонидовна Денисова, директор Института делового администрирования и бизнеса Финансового университета при Правительстве РФ, комментируя ситуацию с рейтингами, призвала  «обратить внимание на то, как мы понимаем качество образования. Согласно ISO, качество товара (услуги) – способность удовлетворить потребность, – с этих позиций качество образования определяется каждой из групп потребителей. Работодателям важно, обеспечивая рентабельность инвестиций в человеческий капитал, получить квалифицированного специалиста, способного эффективно исполнять свою базовую функцию. Слушателям важно получить конкурентные знания и сформировать ключевые компетенции, обеспечивающие конкурентную позицию на рынке труда. Объектом отдельных рейтингов бизнес-школ выступает уровень удовлетворенности потребностей в услугах бизнес-образования как со стороны работодателей, так и со стороны слушателей. Рейтингу «Секрета Фирмы» в этих вопросах можно доверять».

Марина Валентиновна Сухорослова, исполнительный директор Высшей школы международного бизнеса РАНХиГС отметила, что «в последние годы отношение со стороны бизнеса к бизнес-образованию поменялось: если раньше  работодатели писали, что степень MBA приветствуется, то весь этот год идут запросы о том, что степень MBA требуется для занятия тех или иных позиций. В качества позитивного критерия можно рассмотреть то, что первые лица компаний, прошедшие обучение, отправляют к нам учиться своих подчиненных. На собеседовании соискатели говорят, что идут за философией бизнеса и систематизацией знаний, и, правильно, настоящая программа MBA действительно на это работает. И, если желающий получить степень MBA намерен решить лишь некоторые частные задачи в бизнесе, используя те или иные инструменты, то ему лучше пойти в тренинговый центр, а не в бизнес-школу».

Юрий Анатольевич Тазов, президент российской Лиги MBA считает, что «любой рейтинг-это хороший маркетинговый инструмент, и чем больше у нас источников информации, тем лучше. Однако меня беспокоят единичные негативные высказывания выпускников. Конечно, хорошо, когда мы пытаемся добиться некоторой объективности, публикуя в СМИ данные высказывания, но этим мы способны нанести колоссальный вред российскому бизнес-образованию».

Елена Наумовна Косарева, заместитель декана Факультета экономики недвижимости РАНХиГС объясняет разницу во мнениях вкусами аудитории и подчеркивает, что «слушатели всегда хотят получить от преподавателей готовые решения для бизнеса, но не всегда преподаватель знает ответ на вопрос слушателя о том, как он должен поступить завтра, и как будет развиваться его бизнес завтра. Это надо учитывать».
Ирина Качаева, Высшая школа бизнеса ГУУ считает, что «участвовать в рейтингах надо, но при этом следует сравнивать равного с равным. Невозможно программы сравнивать друг с другом, потому что может быть небольшая школа всего с одной школой программой MBA, которую никак нельзя сравнивать с бизнес-школой, у которой линейка программ MBA».

Станислав Смирнов, заместитель декана Высшая школа бизнеса МГУ им. М.В. Ломоносова считает, что «все рейтинги не идеальны, сегодня происходят очень серьезные изменения на рынке бизнес-образования. Недовольство одним рейтингом  приводит к тому, что появляются новые рейтинги. И никогда рейтинги не удовлетворяют субъектов. «Секрету фирмы» надо уходить от «рейтинга удовлетворенности» и включать какие-то другие параметры. Нужно меняться, искать новые критерии и показатели, чтобы минимизировать показатель значимости удовлетворенности. В профессиональном сообществе знают, в каких бизнес-школах есть действительно образование, а в каких – это лишь станок по зарабатыванию денег».
Антон Молодцов, руководитель всероссийской системы поиска магистерских программ «Магистратура.су» и маркетингового агентства «Образовательный маркетинг», исходя из собственных исследований абитуриентов магистратуры и дополнительного  образования, также отмечает, что «не меньшая путаница возникает в головах потенциальных клиентов бизнес-школ, – многие абитуриенты не всегда понимают, что такое программа MBA или программа магистратуры в принципе, а если и понимают, то часто не могут отличить pre-experience и post-experience программы друг от друга. Корректное позиционирование программ в целом по рынку могло бы прояснить многие вопросы клиентов и увеличить интерес к программам дополнительного образования».

Екатерина Ядова, проректор по дополнительному профессиональному обучению Moscow Business School считает, что «информация была бы более достоверной и имела меньше искажений, если бы ее предоставляли сами бизнес-школы. Даже наиболее полные и глубокие рейтинги формируются на базе опросов выпускников, а любые опросы имеют допущения, которые необходимо учитывать при интерпретации данных (на итоговую оценку влияют и мотивация слушателя на обучения, и исходный уровень знаний и навыков, и ситуация на рынке, и наличие времени на обучение). При оценке бизнес-образования необходимо включать в рейтинги такие критерии как известность бизнес-школы среди работодателей, удовлетворенность выпускников, наличие, либо отсутствие принципиальных критических замечаний по улучшению обучения».
Роман Золотовицкий, консультант по организационному развитию высказал мнение о том, что «при составлении рейтингов важно учитывать историю и прошлый опыт в этой сфере, необходимы постоянный анализ и совершенствование».

Таким образом, вопрос о том, может ли быть удовлетворенность потребителя единственным показателем оценки качества бизнес-образования остался открытым. Судя по всему, в ближайшее время участники российского рынка бизнес-образования всерьез задумаются о разработке критериев качества образовательных услуг.

Текст: Юлия Зыкова
Фото: Алексей Зайцев